[ Чарльз Диккенс ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

2

Как было показано в главе, посвященной "Очеркам Боза", основные стилевые тенденции, так же как основные тематические пласты зрелого диккенсовского творчества, зарождаются уже здесь. Постепенно отбираются и те языковые формы, которые впоследствии лягут в основу отдельных стилистических стихий (или душевных настроенностей) в сложной структуре диккенсовского романа.

Основная и ведущая стихия уже здесь - это стихия реалистического изображения действительности, которая входит в произведение через единицу повествования - сложноподчиненное предложение, отражающее в своем "малом мире" картину многосторонней, сложно переплетенной жизни.

Это некое единое, структурно законченное целое, стремящееся всеми своими сторонами к синтезу, к обобщению - к воссозданию какого-либо предмета, явления, события, какой-либо стороны человеческой деятельности, какой-либо черты человеческого характера. Нередко это предложение настолько богато содержанием, что одновременно образует абзац - первичную композиционную единицу связного повествования.

Так, в очерке "Doctors Commons" (название лондонской коллегии юристов гражданского права) Диккенс сначала описывает, как, бродя по улицам Лондона, случайно обнаружил это учреждение (первый абзац), затем - как, решив с ним ознакомиться поближе, входит в самое помещение (следующий абзац):

"Проходя недавно без определенной цели мимо собора св. Павла, мы свернули в переулок и, пройдя по нему несколько сот ярдов, очутились, как и следовало ожидать, перед Докторс-Коммонс.

Войдя на тихий, сумрачный двор, вымощенный камнем и окруженный с четырех сторон хмуро взирающими на него кирпичными домами, на дверях которых были выведены краской имена ученых законников, мы остановились перед низкой дверью, усаженной по зеленому сукну медными шляпками гвоздей, и, осторожно толкнув ее, очутились в помещении, сразу поразившем нас своими крохотными оконцами, темной резной панелью стен и полукруглым помостом в дальнем его конце, где сидели несколько важных джентльменов в париках и ярко-красных мантиях".

Эти предложения-абзацы типичны для общего повествовательного фона реалистической прозы XIX века. Но эта стилевая стихия для Диккенса не единственная.

Мир, описываемый Диккенсом, - огромен, многообразен, множествен в своих проявлениях, но в то же время как бы устремлен к обобщению. Характерный для Диккенса переход от вышеописанного обобщающего, "упорядоченного" (условно говоря) предложения совершается через перечисление, повтор, все на той же реалистической описательной основе. Перечисление, повтор (лексический повтор внутри одного предложения и ряды синтаксических повторов-параллелизмов внутри абзаца) - одна из основных структур, через которые в диккенсовской прозе передается многообразие, повторяемость сходных форм и сходных явлений действительности. И поэтому очень часто за какой-либо обобщающей характеристикой явления следует перечисление его разнообразных видов и подвидов, а уже затем - новое обобщение.

Например, в очерке "The Election for Beadle" ("Выборы приходского надзирателя"; к сожалению, имеющаяся в подлиннике игра слов не поддается переводу):

"Наш приход, как и все другие приходы, - это свой, обособленный мирок, и не со вчерашнего дня он расколот на две партии, и хотя вражда между ними порой и утихала, она неизменно вспыхивала с удвоенной силой, как только представлялся удобный случай. Вокруг местных налогов всех видов - на ночных сторожей, на освещение улиц, на починку мостовых, на вывоз нечистот, на церковь, на бедных - то и дело разгоралась жаркая битва".

Материал действительности, взятый сначала обобщенно, далее заявляет о себе в аспекте своей едва обозримой множественности и как бы прорывает гармони-вескую структуру сжатого сложноподчиненного предложения, находя себе выход в различных видах перечисления. Как уже было сказано, это может быть перечисление, оформленное лексически в виде однородных членов внутри одного предложения, или же синтаксически, с помощью нескольких предложений, сходно оформленных (синтаксический параллелизм).

Таково типическое движение собственно реалистического описания у Диккенса: от обобщения - к раздробленному рассмотрению отдельных форм явления и далее - к синтезу финала. Это и есть основа структуры диккенсовского абзаца.

Отметим, что два типа примеров, только что процитированных, отличаются еще и по своим глагольным временам: ярко выраженная "очерковость", документальность рассказа чаще всего связана с употреблением настоящего времени (это и в позднейшем творчестве Диккенса будет так), между тем как употребление прошедшего времени связано чаще всего с сюжетным повествованием.

Своеобразной модификацией того же синтаксического рисунка является юмористическое описание, которое уже в "Очерках Боза" находит для себя особые способы оформления. И здесь тоже синтетический охват в одном предложении, в качестве вводного зачина, тяготеет к перерастанию в перечисление. И именно перечисление чаще всего выступает в качестве носителя юмористической интонации благодаря зримой конкретности, "детскости" перечисляемых предметов, действий, событий. Фонетические повторы и звуковые переклички, иной раз и внутренние рифмы, служат усилению юмористического эффекта.

Приведем пример из рассказа "The Boarding-House" ("Пансион") в оригинале:

"Mrs. Tibbs was, beyond all dispute, the most tidy, fidgety, thrifty little personage that ever inhaled the smoke of London; and the house of Mrs. Tibbs was, decidedly, the neatest in all Great Coram Street. The area and the area-steps, and the street-door and the street-door steps, and the brass handle, and the door-plate, and the knocker/ sndthe fan-light, were all as clean and bright, as indefatigable white-washing, and hearth-stoning, and scrub-bling and rubbing, could make them". "Миссис Тибс была, бесспорно, самой аккуратной, самой хлопотливой и самой бережливой маленькой особой, когда-либо вдыхавшей лондонский дым; а дом миссис Тибс был, несомненно, самым чистеньким на всей Грейт-Корэм-стрит. И черный ход, и черная лестница, и парадная дверь, и парадное крыльцо, и медная ручка, и дощечка на двери, и дверной молоток, и полукруглое окошко над дверью сияли и сверкали, потому что их неутомимо белили, чистили пемзой, скребли и терли".

Юмористическое перечисление нередко сочетается с синтаксическим параллелизмом, что увеличивает выразительность описания, которое по своей лексике продолжает носить самый конкретный, "оптический" характер.

Совсем иного стилистического эффекта достигают сходные языковые средства в элегических пассажах Диккенса, которые тоже, как мы знаем, наличествуют уже в "Очерках Боза". И здесь тоже описание в своем развертывании тяготеет к повтору, но не к повтору с перечислением предметно-оптического характера, а к повтору более обширных синтаксических структур, носящему преимущественно мелодический характер и призванному отразить особую душевную настроенность автора. В "Очерках Боза" мы можем наблюдать становление этого приема, его первичные формы.

Так, в очерке "The Streets-Morning" ("Улицы утром"):

"Последний пьяница, который еще доберется до света домой, только что прошел мимо заплетающейся походкой, горланя припев вчерашней застольной песни; последний бездомный бродяга, которого нищета выгнала на улицу, а полиция не удосужилась оттуда убрать, забился, дрожа от холода, в какой-нибудь угол между каменных стен, чтобы хоть во сне увидеть тепло и пищу. Пьяные, распутные, отверженные скрылись от человеческих взоров; более трезвые и добропорядочные жители столицы еще не восстали для дневных трудов, и на улицах господствует безмолвие смерти".

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://charles-dickens.ru/ "Charles-Dickens.ru: Чарльз Диккенс"