[ Чарльз Диккенс ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XXVI, которая содержит краткий отчет о ходе дела Бардл против Пиквика

Разоблачив Джингля и достигнув таким образом главной цели своего путешествия, мистер Пиквик решил немедленно вернуться в Лондон, чтобы ознакомиться с теми действиями, какие были за это время предприняты против него мистерами Додсоном и Фоггом. Следуя этому решению со всей энергией и настойчивостью, свойственными его характеру, он взобрался на заднее место первой же кареты, которая отходила из Ипсуича утром после памятных событий, пространно изложенных в двух предшествующих главах, и в сопровождении трех своих друзей и мистера Сэмюела Уэллера прибыл в столицу, в полном здравии и благополучии, вечером того же дня.

Здесь друзья на некоторое время расстались.

Мистеры Тапмен, Уинкль и Снодграсс разъехались по своим домам, чтобы заняться необходимыми приготовлениями к предстоящему визиту в Дингли Делл, а мистер Пиквик и Сэм нашли себе пристанище в очень хорошем старомодном и комфортабельном помещении,- а именно в таверне и гостинице "Джордж и Ястреб", Джордж-Ярд на Ломберд-стрит.

Мистер Пиквик пообедал, покончил со второй пинтой превосходного портвейна, прикрыл голову шелковым носовым платком, положил ноги на каминную решетку и откинулся на спинку удобного кресла, но внезапное появление мистера Уэллера с дорожной сумкой вывело его из спокойного созерцательного состояния.

- Сэм,- сказал мистер Пиквик.

- Сэр? - откликнулся мистер Уэллер.

- Я только что думал о том,- сказал мистер Пиквик,- что у миссис Бардл на Госуэлл-стрит осталось очень много вещей и следовало бы их взять до нашего отъезда.

- Очень хорошо, сэр,- ответил мистер Уэллер.

- Я бы мог отослать их на время к мистеру Тапмену, Сэм,- продолжал мистер Пиквик,- но прежде необходимо их разобрать и уложить. Вам нужно пойти на Госуэлл-стрит, Сэм, и уладить это дело.

- Сейчас, сэр? - осведомился мистер Уэллер.

- Сейчас,- ответил мистер Пиквик.- Постойте, Сэм,- добавил мистер Пиквик, вытаскивая кошелек,- нужно уплатить за квартиру. Срок истекает на святках, но расплатитесь и покончите с этим делом. Я предупреждаю за месяц и отказываюсь от квартиры. Вот предупреждение в письменной форме. Передайте его и скажите миссис Бардл, что она может сдать комнаты, когда ей будет угодно.

- Прекрасно, сэр,- ответил мистер Уэллер.- Больше ничего?

- Больше ничего, Сэм.

Мистер Уэллер медленно пошел к двери, словно ждал еще чего-то, медленно открыл ее, медленно вышел и медленно прикрыл ее дюйма на два, когда мистер Пиквик крикнул:

- Сэм!

- Сэр? - отозвался мистер Уэллер, быстро возвращаясь и закрывая за собой дверь.

- Сэм, я отнюдь не возражаю, если вы попытаетесь узнать, как расположена ко мне сама миссис Бардл и можно ли считать вероятным, что это гнусное и ни на чем не основанное дело будет доведено до конца. Я говорю, что не возражаю против этого, если у вас есть желание разузнать, Сэм,- сказал мистер Пиквик.

Сэм слегка кивнул головой в знак понимания и вышел из комнаты. Мистер Пиквик снова накрыл голову шелковым носовым платком и приготовился вздремнуть. Мистер Уэллер быстро удалился, чтобы исполнить поручение.

Было около десяти часов, когда он добрался до Госуэлл-стрит. В маленькой гостиной, выходившей окнами на улицу, горели две свечи, и на штору падала тень от двух женских шляп. У миссис Бардл были гости.

Мистер Уэллер постучал в дверь, и после довольно длинного промежутка времени, в течение которого на улице высвистывался какой-то мотив, а в доме преодолевалось упрямство свечи, не желавшей загораться, пара маленьких башмаков затопала по коврику в передней, и появился юный Бардл.

- Ну, сорванец,- сказал Сэм,- как поживает мамаша?

- Она здорова,- ответил юный Бардл,- и я тоже.

- Какое счастье! - сказал Сэм.- Передайте ей, что я хочу с ней поговорить, слышите, юный феномен?

После такой просьбы юный Бардл поставил свечу на нижнюю ступеньку и исчез вместе со своим поручением в гостиной.

Две шляпы, бросавшие тень на штору, были головными уборами двух самых близких приятельниц миссис Бардл, которые только что пришли, чтобы мирно выпить чашку чаю и разделить с хозяйкой скромный горячий ужин, состоявший из двух порций поросячьих ножек и поджаренного сыра. Сыр восхитительно подрумянивался в маленькой голландской печке перед камином; поросячьи ножки чувствовали себя превосходно в маленькой жестяной кастрюльке, висевшей на крюке, миссис Бардл и ее две подруги также чувствовали себя прекрасно, мирно беседуя обо всех своих близких друзьях и знакомых, когда юный Бардл, выходивший к парадной двери, вернулся и передал поручение, доверенное ему мистером Сэмюелом Уэллером.

- Слуга мистера Пиквика! - сказала, бледнея, миссис Бардл.

- Ах, боже мой! - сказала миссис Клаппинс.

- Право же, я бы этому не поверила, если бы это случилось не при мне,- сказала миссис Сендерс.

Миссис Клаппинс была маленькая, живая, суетливая женщина; миссис Сендерс - большая, толстая, широколицая особа; и обе пришли в гости к миссис Бардл.

Миссис Бардл сочла уместным заволноваться; а так как ни одна из трех в сущности не знала, следует ли при данных обстоятельствах поддерживать со слугой мистера Пиквика какие бы то ни было отношения иначе, чем через Додсона и Фогга, то все они были захвачены врасплох. В таком состоянии нерешительности было ясно, что первым делом следует угостить тумаком мальчика за то, что он встретил у двери мистера Уэллера. Поэтому мать дала ему тумака, и он мелодически заревел.

- Перестань вопить... негодное создание! - сказала миссис Бардл.

- Да, не огорчай твою бедную мать,- вмешалась миссис Сендерс.

- У нее достаточно огорчений и без тебя, Томми,- с сострадательной покорностью вымолвила миссис Клапвинс.

- Ах, вот не везет бедняжке! - сказала миссис Сендерс.

От этих поучительных замечаний юный Бардл завыл еще громче.

- Что же мне делать? - обратилась миссис Бардл к миссис Клаппинс.

- Я думаю, вам следует его принять,- ответила миссис Клаппинс.- Но непременно при свидетеле.

- Мне кажется, закон предпочитает двух свидетелей,- сказала миссис Сендерс, которая, как и первая приятельница, сгорала от любопытства.

- Пожалуй, лучше всего будет впустить его сюда,- решила миссис Бардл.

- Разумеется,- ответила миссис Клаппинс, с живостью подхватывая эту мысль.- Войдите, молодой человек, и, пожалуйста, закройте сначала парадную дверь.

Мистер Уэллер мгновенно принял приглашение, и, войдя в гостиную, изложил дело миссис Бардл в следующих выражениях:

- Очень сожалею, если причиню личные неудобства, сударыня, как говорил грабитель, загоняя старую леди в растопленный камин, но так как мы с хозяином только что приехали в город и собираемся опять уехать, то уж тут, знаете ли, ничего не поделаешь.

- Конечно, молодой человек не может отвечать за грехи своего хозяина,- заметила миссис Клаппинс, на которую наружность мистера Уэллера и его умение вести разговор произвели большое впечатление.

- Несомненно! - подхватила миссис Сендерс, которая, если судить по задумчивым взглядам, устремленным на маленькую жестяную кастрюлю, казалось мысленно подсчитывала предполагаемое количество поросячьих ножек на случай, если Сэму предложат остаться к ужину.

- А пришел я сюда вот для чего,- продолжал Сэм, игнорируя эти замечания: - во-первых, передать отказ моего хозяина от квартиры - вот он; во-вторых, внести квартирную плату - вот она; в-третьих, сказать, чтобы все его вещи были собраны и переданы тому, кого мы за ними пришлем; в-четвертых, сообщить, что вы можете сдать это помещение, когда вам угодно,- вот и все.

- Что бы ни произошло,- сказала миссис Бардл, а я всегда говорила и теперь скажу: во всех отношениях, кроме одного, мистер Пиквик держал себя как настоящий джентльмен. Деньги всегда были за ним все равно что в банке, всегда!

Говоря это, миссис Бардл приложила платок к глазам и вышла из комнаты написать расписку.

Сэм прекрасно знал, что ему нужно только помолчать, и женщины непременно начнут говорить, поэтому он в глубоком молчании рассматривал по очереди: жестяную кастрюлю, поджаренный сыр, стену и потолок.

- Бедняжка! - сказала миссис Клаппинс.

- Ах, бедное создание! - подхватила миссис Сендерс.

Сэм ничего не сказал. Было ясно, что они заговорят на тему, его интересовавшую.

- Право же, я не могу совладать с собой,- сказала миссис Клаппинс,- когда подумаю о таком вероломстве. Я не хочу задеть вас, молодой человек, но ваш хозяин - старый изверг, и если бы он был здесь, я бы ему это сказала в лицо!

- Скажите! - посоветовал Сэм.

- Видеть, как ужасно она это принимает к сердцу, бредит и тоскует, ни в чем не находит удовольствия, разве что зайдут из жалости подруги посидеть с нею и утешить ее,- продолжала миссис Клаппинс, поглядывая на жестяную кастрюлю и голландскую печку,- это возмутительно!

- Бесчеловечно,- сказала миссис Сендерс.

- А ваш хозяин, молодой человек! Джентльмен со средствами, он бы и не почувствовал расходов на жену, так бы и не почувствовал! - продолжала миссис Клаппинс с большим увлечением.- Нет никакого оправдания его поведению! Почему он на ней не женится?

- А ведь правда! - сказал Сэм.- Вот в чем вопрос!

- Вот именно, вопрос! - подхватила миссис Клаппине. Она бы ему задала вопрос, будь у нее мой характер. Однако есть закон, защищающий нас, женщин, которых они сделали бы несчастными созданиями, если бы могли, а в этом, молодой человек, ваш хозяин убедится, поплатившись раньше, чем успеет постареть на полгода.

При этом утешительном замечании миссис Клаппинс улыбнулась миссис Сендерс, которая также ответила ей улыбкой.

"Делу дан ход, это ясно",- подумал Сэм, когда миссис Бардл вернулась с распиской.

- Вот расписка, мистер Уэллер,- сказала миссис Бардл,- а вот сдача, и, надеюсь, вы выпьете стаканчик, чтобы согреться. Выпейте хотя бы ради старого знакомства.

Сэм понял, какую можно извлечь из этого выгоду, и немедленно согласился. Миссис Бардл достала из шкафчика черную бутылку и рюмку; ее рассеянность, вызванная глубокой душевной скорбью, была так велика, что, наполнив рюмку мистера Уэллера, она извлекла еще три винных рюмки, которые тоже наполнила.

- Ах, миссис Бардл! - воскликнула миссис Клаппинс.- Посмотрите-ка, что вы сделали!

Сэм, конечно, все это смекнул и потому тотчас же сказал, что никогда не пьет до ужина, если вместе с ним не выпьет леди. Над этим весело посмеялись, и миссис Сендерс решила его потешить и пригубила из своей рюмки. Тогда Сэм заметил, что вино следует пустить вкруговую, и все пригубили. Вслед за сим маленькая миссис Клаппинс предложила тост за успех в процессе "Бардл против Пиквика", и леди, осушив рюмки под этот тост, тотчас же сделались очень разговорчивы.

- Должно быть, вы слышали о том, что происходит, мистер Уэллер? - спросила миссис Бардл.

- Слыхал кое-что,- ответил Сэм.

- Это ужасно, мистер Уэллер, если вас выставляют таким образом перед публикой! - сказала миссис Бардл.- Но теперь я понимаю: ничего другого мне не оставалось сделать, и мои адвокаты, мистер Додсон и Фогг, говорят, что с теми свидетелями, которых мы вызовем, мы должны выиграть дело. Но я не знаю, что я буду делать, мистер Уэллер, если мне не удастся его выиграть!

Одна мысль о возможности для миссис Бардл проиграть процесс так глубоко задела миссис Сендерс, что она была вынуждена сейчас же вновь наполнить и осушить свою рюмку; если бы у нее не хватило на это присутствия духа, ей сделалось бы дурно, как объяснила она вслед за этим.

- Когда будет слушаться дело? - осведомился Сэм.

- В феврале или в марте,- ответила миссис Бардл.

- А свидетелей-то сколько! - сказала миссис Клаппинс.

- О да! - подхватила миссис Сендерс.

- В какое бешенство пришли бы мистер Додсон и Фогг, если бы истец проиграл!- добавила миссис Клаппинс.- Они ведут все это дело на свой страх и риск.

- Еще бы не пришли в бешенство! - сказала миссис Сендерс.

- Но истица должна выиграть,- заключила миссис Клаппинс.

- Надеюсь,- сказала миссис Бардл.

- О, тут не может быть никаких сомнений! - подхватила миссис Сендерс.

- Прекрасно! - сказал Сэм, поднимаясь и ставя свою рюмку на стол.- Я могу только одно сказать: желаю вам не остаться в проигрыше.

- Благодарю вас, мистер Уэллер,- с жаром отозвалась миссис Бардл.

- А что до этих Додсонов и Фоггов, которые ведут такого рода дела на свой страх и риск,- продолжал мистер Уэллер,- и всех других добрых и благородных людей той же профессии, тех, что даром, без гонорара, натравливают ближних друг на друга и засаживают своих клерков за работу, чтобы выискивать у соседей и знакомых мелкие ссоры, которые потом нужно решать с помощью судебных процессов,- о них я одно могу сказать: желаю, чтобы они получили ту награду, какую я бы им дал.

- Ах, если бы получили они награду, которую готово присудить им каждое доброе и благородное сердце! - удовлетворенно воскликнула миссис Бардл.

- Аминь! - отозвался Сэм.- И после такой награды зажили бы они сытно и привольно! Желаю вам доброй ночи, леди!

К великому облегчению миссис Сендерс, Сэм удалился, не услышав от хозяйки ни единого упоминания о поросячьих ножках и поджаренном сыре. Дамы с той посильной для младенца помощью, какую мог оказать юный Бардл, щедро воздали всему этому должное - благодаря их напряженным усилиям ужин исчез.

Мистер Уэллер вернулся в "Джордж и Ястреб" и в точности изложил своему хозяину те указания на ловкие маневры Додсона и Фогга, какие ему удалось выудить во время своего визита к миссис Бардл. На следующий день свидание с мистером Перкером более чем подтвердило доклад мистера Уэллера. И мистер Пиквик вынужден был готовиться к рождественскому визиту в Дингли Делл, предвкушая, что спустя два-три месяца дело, начатое против него по возмещению убытков за нарушение брачного обещания, будет разбираться в Суде Общих Тяжб, причем на стороне истицы окажутся все преимущества, вытекающие не только из совокупности обстоятельств, но и из хитрых маневров Додсона и Фогга.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://charles-dickens.ru/ "Charles-Dickens.ru: Чарльз Диккенс"