[ Чарльз Диккенс ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

5

Бездушная, марионеточная природа диккенсовских комических персонажей сказывается в их внешности. Здесь тоже имеет место своеобразная вещная символика. Но если в элегических очерках мертвые вещи служили свидетелями покинувшей их души, то здесь вещи, наоборот, замещают и уничтожают живого человека. Диккенсовские комические герои являются как бы функциями предметного мира, они сводимы к своим вещам, к размеру своих брюк и жилетов, к толщине своей шеи, к раскраске своего носа и своих щек. Этого рода символика вскрывает отсутствие души в подобной личности, ее марионеточную, механическую природу. Такими марионетками могут двигать лишь элементарные животные чувства, так сказать - условные рефлексы буржуазного человека. Все они хотят много есть, много пить, веселиться, наживаться, получать наследство. Глубоких характеров здесь нет. Здесь существуют почти что математические соотношения между длиной носов или рук и элементарнейшими психологическими качествами - болтливостью, прожорливостью, молчаливостью и пр.

Персонажи этого юмористического плана предельно конкретны (по своему внешнему облику) и в то же время предельно фантастичны, если подходить к ним с масштабом "бытового реализма".

Это реализм карикатуры. Писатель ограничивается при изображении героя лишь несколькими намеренно преувеличенными характерными чертами и заставляет одного человека только кашлять, а другого только цитировать Байрона. Сказав однажды, что первый все время кашляет, а второй все время цитирует Байрона, Диккенс далее неистощим в создании ситуаций, при которых оба эти свойства получают самое неожиданное и самое комическое проявление.

Обездушенная, марионеточная природа этих диккенсовских персонажей проявляется и в тех сравнениях, которые употребляет автор при описании их внешности. Эти сравнения заимствуются обычно из мира мертвой природы или из животного царства. Так, леди и джентльмены в одном из рассказов рассаживаются вокруг стола вразбивку, подобно кускам хлеба и мяса на тарелке с сандвичами ("Меблированные комнаты"). Смущение юных джентльменов, представленных молодым дамам, выражается в том, что они мечтают, чтобы их руки превратились в ноги, а смех их уподобляется взрыву пивных бутылок (там же). Мистер Тиббс кланяется дамам, как фигурка на голландских часах (там же); миссис Тиббс от волнения тает, как восковая кукла на солнце (там же); хриплый голос мистера Сэптимуса Хикса напоминает голос Петрушки-Панча (там же); мистер Харди похож на нелепого арлекина ("Экскурсия на пароходе"); мистер Бриггс представляет собой самодвижущуюся палку для гуляния (там же); мистер Колтон как две капли воды напоминает дверной молоток ("Меблированные комнаты").

Вещи стали символами людей в целом, их заместителями.

Если мистер Колтон сравнивается с дверным молотком, то он так до конца рассказа и будет действовать как дверной молоток, причем это его свойство - напоминать дверной молоток - с течением времени будет не уменьшаться, а усиливаться.

Вот первая характеристика мистера Колтона:

"Мистер Колтон был пожилых лет щеголь, престарелый юноша. Он часто говорил о себе, что хотя черты его не отличаются правильной красотою, но в них есть нечто поражающее. И, несомненно, это была сущая правда. Невозможно, казалось, посмотреть на его лицо, не вспомнив в ту же минуту круглолицый дверной молоток, наполовину льва и наполовину обезьяну. Сравнение это можно распространить на его характер и манеру беседовать. Он играл в молчанку, пока не получал толчка. Он никогда не заводил разговора, не высказывал никакой новой мысли, но если выдвигалась какая-нибудь банальная тема или, продолжая сравнение, - если кто-нибудь поднимал его, - он начинал колотить с изумительной быстротой. Иногда он страдал тиком, и в таких случаях можно было сказать, что молоток обернут сукном, потому что он производил гораздо меньше шума, чем в другие разы, когда он скучно отбарабанивал свое тра-та-та, в сотый раз повторяя одно и то же" ("Меблированные комнаты").

Но в дальнейшем сходство мистера Колтона с дверным молотком все усиливается; несколькими страницами ниже мы читаем: "И мистер Колтон сопровождал речь каждого из них повторными ударами молотка". Далее: "Мистер Колтон напоминает дверной молоток более, чем когда-либо". И наконец: ""С женитьбой", - отвечал дверной молоток".

Из этого примера явствует, сколь мало "духовны" комические герои Диккенса и до какой высокой степени гротеска доводит он метод их характеристики.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://charles-dickens.ru/ "Charles-Dickens.ru: Чарльз Диккенс"