[ Чарльз Диккенс ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заключение

Творчество Диккенса широко известно в нашей стране. Полтора столетия прошло со времени появления первого русского перевода "Записок Пиквикского клуба" и до сих пор Диккенс остается одним из самых известных у нас английских писателей. Придя в литературу как писатель-новатор, сменивший Вальтера Скотта, чье творчество относилось к эпохе романтизма, Диккенс воспринимался русскими читателями и критиками как "брат Гоголя", как писатель, принимавший непосредственное и деятельное участие в утверждении реализма. Писатель-реалист, он был принят и понят в России. "Я утверждаю и повторяю, что европейский поэт, мыслитель, филантроп, кроме земли своей, из всего мира, наиболее и наироднее бывает понят и принят всегда в России,- писал Ф. М. Достоевский.- ...всякий поэт-новатор Европы, всякий, прошедший там с новою мыслью и с новой силой, не может не стать тотчас же и русским поэтом, не может не миновать и русской мысли, не стать почти русской силой"*.

* (Достоевский Ф. М. Полн, собр. соч.; В 30 т.- Л., 1981,- Т. 23.- С. 31-32.)

Так было со всеми величайшими писателями Англии - Шекспиром, Байроном, Диккенсом. Их произведения вызывали неизменный интерес у русских читателей и критиков, горячо обсуждались и получали отклик на каждом этапе развития русского общества и отечественной литературы.

Значение Диккенса, его место и роль в литературном процессе XIX века во всей полноте были раскрыты революционно-демократической критикой - Белинским, Чернышевским, Писаревым. Белинский утвердил взгляды на романы Диккенса как на произведения, в которых решение важных общественных вопросов соединяется с высокой художественностью, он рассматривал их в широком контексте европейской литературы, в связи с основными закономерностями развития литературного процесса в России. "Отечественные записки", где в 1839-1846 гг. Белинский руководил отделом критики, регулярно публиковали русские переводы романов Диккенса. В 1841 г. здесь появился "Оливер Твист", получивший высокую оценку русского критика, за ним последовали "Барнаби Рэдж" (1842), "Американские заметки (1843), "Жизнь и приключения Мартина Чезлвита" (1844), "Домби и сын" (1847-1848). Белинский отмечал общественное звучание романов Диккенса, присущий им критицизм, он восторгался юмором английского писателя. Говоря об английских писателях, и в том числе о Диккенсе, Белинский связывал их творчество с историей Англии, особенностями ее общественно-политической жизни, национальным своеобразием. Он писал о социальной несправедливости, классовых противоречиях в жизни английского общества. "Нигде нет ни такого чудовищного богатства, ни такой чудовищной нищеты, как в Англии... Сколько противоречий! Но из этих-то противоречий и вышел тот мрачный титанический юмор, который составляет характеристическую черту английской литературы, резко отличающую ее от всех других литератур. Англия - отечество юмора... Английский юмор есть искупление национальной английской ограниченности в настоящем и залог ее будущего выхода из ограниченности"*, Диккенс-юморист привлекал и восхищал Белинского. Каждый новый роман английского писателя получал живой отклик в статьях русского критика, в его ежегодных обзорах литературы.

* (Белинский В. Г. Полн. собр. соч.; В 13 т. М., 1955.- Т. 5.- С. 644-645.)

Передовая русская критика подчеркивала демократизм и социальную остроту произведений Диккенса. Глубиной и правдивостью изображения общественных процессов современности привлек Н. Г. Чернышевского роман "Тяжелые времена". Он считал, что знакомство с этим романом дает очень верное представление о чартистском движении. Интерес писателя к социально-общественным проблемам отмечал и Д. И. Писарев, поставивший роман автора "Домби и сын" в один ряд с Гоголем, Гейне, Теккереем.

В 1859 г. Ф. М. Достоевский с восхищением читает "Крошку Доррит". "Что за чудный роман", пишет он брату. Интерес к творчеству Диккенса Достоевский сохранил и в последующие годы, а в его собственных произведениях обращают на себя внимание некоторые сходные с диккенсовскими мотивы, ситуации, образы, что неоднократно отмечалось и в русской, и в зарубежной критике. Эта близость определяется гуманистическими устремлениями обоих писателей, сходством их творческих принципов и эстетических установок.

С 1870-х гг. начинают публиковаться биографии Диккенса и воспоминания о нем. В 1872 г. журнал "Русский вестник" напечатал главы из "Жизни Диккенса", написанной его другом Джоном Форстером. В "Книжной неделе" в 1895 г. публиковались воспоминания сына Диккенса, В 1890-е гг. вышли книги "Жизнь Диккенса" А. Н. Плещеева и "Ч. Диккенс. Его жизнь и литературная деятельность" А. Н. Анненской. На рубеже XIX-XX в. на русском языке выходит несколько собраний сочинений Диккенса. Статьи об английском романисте вошли в энциклопедии и энциклопедические словари.

Сразу же после Великой Октябрьской социалистической революции в Советской России среди многих других книг издаются и книги Диккенса - "Повесть о двух городах" (1918), "Сверчок на печи" (1921), "Колокола" (1922), "Оливер Твист" (1924). Массовыми изданиями вышли в 1920-х гг. "Дэвид Копперфилд", "Большие надежды", "Лавка древностей". Только за один 1936 г. вышло 165900 экземпляров книг Диккенса, в то время, как за целое десятилетие с 1906 по 1916 гг. было издано лишь 70000 экземпляров.

Важным событием стало издание 30-томного собрания сочинений Диккенса издательством "Художественная литература" в 1957-1963 гг. под общей редакцией А. Аникста, В. Ивашевой и Е. Ланна. Специальное исследование о восприятии Диккенса в России XIX в. написано И. Катарским.

Произведения классика английской литературы ставились на сценах многих театров, начиная с 1920-х гг. Впервые к инсценировкам его рассказов обратился Московский Художественный театр, поставив "Сверчка на печи" и "Битву жизни". Яркую и долгую сценическую жизнь прожил спектакль "Пиквикский клуб", инсценировались романы "Домби и сын", "Крошка Доррит", "Оливер Твист", "Наш общий друг". Для телеэкрана инсценированы романы "Домби и сын", "Тайна Эдвина Друда".

Книги Диккенса изданы в нашей стране на многих, языках народов СССР - азербайджанском, армянском", грузинском, туркменском, таджикском, латышском, эстонском, удмуртском, коми-зырянском и др.

"Несомненно,- писал академик М. П. Алексеев,- что Диккенс воспринят был у нас как один из наиболее родственных русской литературе иностранных писателей и что этим в значительной степени объяснялась устойчивость его славы и влияния в России".

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://charles-dickens.ru/ "Charles-Dickens.ru: Чарльз Диккенс"