[ Чарльз Диккенс ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

От автора

Диккенс принадлежит к тем великим писателям, мировая слава которых утверждалась непосредственно вслед за появлением их первых произведений. Не только в Англии, но и в Германии, Франции, России очень скоро после выхода в свет первых книг "Боза" заговорили об авторе "Пиквикского клуба", "Оливера Твиста", "Николаса Никльби".

В особенности в России произведения Диккенса были достойно оценены очень рано и с начала 40-х годов систематически и многократно печатались как на страницах литературных журналов, так и отдельными изданиями*.

* (Подробно см. "Чарльз Диккенс. Указатель важнейшей литературы на русском языке (1838-1945). Составила Ю. В. Фридлендер под редакцией М. П. Алексеева", Л. 1946. Обширный материал дается также в книге В. В. Ивашевой, "Творчество Диккенса", М. 1954, стр. 12-40.)

Это обстоятельство было отмечено еще Ф. М. Достоевским, который писал: "...мы на русском языке понимаем Диккенса, я уверен, почти так же, как и англичане, даже, может быть, со всеми оттенками..."*.

* (Ф. М. Достоевский, Полн. собр. худож. произв., М.-Л. 1929, т. XI, стр. 71.)

Останавливаясь на причинах такого ярко выраженного интереса к Диккенсу как со стороны русских читателей, так и со стороны русской критики, М. П. Алексеев справедливо видит причину особой популярности Диккенса в России прежде всего в демократическом и гуманистическом характере его творчества*.

* (М. П. Алексеев, статья "Русский Диккенс" в книге "Чарльз Диккенс. Указатель важнейшей литературы на русском языке", Л. 1946, стр. 9 и след.)

При всем разнообразии дошедших до нас отзывов о Диккенсе великих русских писателей и критиков, таких, как Белинский, Чернышевский, Островский, Гончаров, Короленко, Горький, ведущей в них является мысль о демократизме и гуманизме Диккенса, о его великой любви к людям.

Так, Чернышевский видит в Диккенсе "защитника низших классов против высших", "карателя лжи и лицемерия", Белинский подчеркивает, что романы Диккенса "глубоко проникнуты задушевными симпатиями нашего времени", Гончаров, называя Диккенса "общим учителем романистов", пишет: "Не один наблюдательный ум, а фантазия, юмор, поэзия, любовь, которой он, по его выражению, "носил целый океан" в себе, - помогли ему написать всю Англию в живых, бессмертных типах и сценах"*. Горький преклонялся перед Диккенсом, как человеком, который "изумительно постиг труднейшее искусство любви к людям"**.

* (И. А. Гончаров, Полн. собр. соч., СПБ. 1899, т. I, стр. 86-87.)

** (М. Горький, Собр. соч. в тридцати томах, М. 1951, т. 13, стр. 448.)

При этом наряду с самою сутью, с основным пафосом творчества Диккенса, подчеркивается его "точная и тонкая наблюдательность", "мастерство в юморе", "рельефность и точность изображений" (Чернышевский).

В рассказе В. Г. Короленко "Мое первое знакомство с Диккенсом" особая проникновенно-живительная атмосфера диккенсовских произведений, величайшее уменье Диккенса создавать убеждающие читателя образы героев, как бы вовлекать его во все перипетии их жизни, заставлять сочувствовать их страданиям и радоваться их радостям, показаны образно-конкретно и убедительно. Описывая первые впечатления мальчика от романа "Домби и сын", Короленко также выдвигает на первый план страстную самозабвенную любовь писателя к людям:

"Я вдруг живо почувствовал и смерть незнакомого мальчика, и эту ночь, и эту тоску одиночества и мрака, и уединение в этом месте, обвеянном грустью недавней смерти... И тоскливое падение дождевых капель, и стон, и завывание ветра, и болезненную дрожь чахоточных деревьев... И страшную тоску одиночества бедной девочки и сурового отца. И ее любовь к этому сухому, жесткому человеку, и его страшное равнодушие..."

И дальше:

"Да припомнит это мистер Домби в грядущие годы. Крик его дочери исчез и замер в воздухе, но не исчезнет и не замрет в тайниках его души. Да припомнит это мистер Домби в грядущие годы!.."

Я стоял с книгой в руках, ошеломленный и потрясенный и этим замирающим криком девушки и вспышкой гнева и отчаяния самого автора... Зачем же, зачем он написал это?.. Такое ужасное и такое жестокое. Ведь он мог написать иначе... Но нет. Я почувствовал, что он не мог, что было именно так, и он только видит этот ужас, и сам так же потрясен, как и я... И вот, к замирающему крику бедной одинокой девочки присоединяется отчаяние, боль и гнев его собственного сердца...

И я повторял за ним с ненавистью и жаждой мщения: да, да, да! Он припомнит, непременно, непременно припомнит это в грядущие годы..."*.

* (В. Г. Короленко, Собр. соч. в десяти томах, М. 1954, т. V, стр. 368-369.)

В наши дни Диккенс продолжает оставаться одним из любимых писателей молодежи и взрослых. Книги его расходятся массовыми тиражами и переводятся на все языки народов, населяющих нашу страну. С 1957 года на русском языке начало издаваться тиражом шестьсот тысяч экземпляров полное собрание сочинений Диккенса.


Автор настоящих "Очерков" ставил перед собою цель дать анализ основных произведений Диккенса, выдвинув при этом на первый план две проблемы: проблему становления и эволюции реализма Диккенса на фоне реалистических традиций английской литературы и проблему своеобразия юмора Диккенса. Поэтому главы, посвященные отдельным произведениям Диккенса, по сути дела связаны между собой и с основной главой о реализме общностью темы. Сведения биографического характера привлекаются лишь попутно и постольку, поскольку они требуются для анализа романов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://charles-dickens.ru/ "Charles-Dickens.ru: Чарльз Диккенс"