[ Чарльз Диккенс ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава VII. Романы зрелого периода

К романам, в которых с наибольшей силой проявился зрелый критический реализм Диккенса, принадлежат "Холодный дом" (1852 - 1853), "Тяжелые времена" (1854) и, наконец, "Крошка Доррит" (1855 - 1857). Между временем создания этих грандиозных социальных эпопей и ранними социальными романами конца 30-х и начала 40-х годов легли события большого исторического значения. Действительность как бы идет навстречу исканиям автора, обнажая свои наиболее существенные, прежде скрытые стороны.

Неудачи чартистского движения в Англии, половинчатые результаты революции 1848 года на континенте, выявившей реакционную сущность буржуазии, - все это показало, что капитализм есть система, с которой не так-то легко бороться. Выяснилось, что легче вырвать у буржуазии отдельные уступки, чем посягнуть на какой-либо из священных ее институтов.

Все яснее вырисовывалась перед передовыми умами человечества сущность капитализма и тот страшный тупик, к которому он движется. Все яснее становилась и историческая освободительная миссия пролетариата в предстоящей борьбе.

Ряд писателей Англии, и среди них Диккенс, постепенно проникаются в это время более глубоким, более обобщенным взглядом на современное им общество, и отсюда ряд романов о чартистском движении, появляющихся в эту пору. Капитализм отныне предстает в романах Диккенса как сложнейшая и запутаннейшая система отношений, еще нуждающихся в разгадке.

В строении романа Диккенса также происходят большие сдвиги. И в первую очередь Диккенс расстается с устаревшей схемой романа-авантюры или романа-биографии, которая, как было указано, позволяла видеть и изображать действительность как совокупность случайностей, в то время как "закономерностью" была история одного героя. Отныне история героя становится для Диккенса необходимой лишь в жанре романа воспитания (например, в "Дэвиде Копперфилде"). В тех же случаях, когда писатель снова задается целью изобразить капиталистический мир с более широкой точки зрения, а не только в аспекте развития личности, он вырабатывает для себя совсем иную сюжетную схему, весьма далекую от прежнего романа-авантюры. То, что уже в начале его творчества ощущалось как мертвая, давящая форма, сейчас окончательно выявляет себя как ненужный шлак и может быть отброшено.

Таким образом, в творчестве Диккенса мы можем наблюдать, как из отмирающей формы семейно-авантюрного романа постепенно вырастает социально-проблемный роман современного типа. Переход, который намечался уже в таких романах, как "Оливер Твист" и "Николас Никльби", теперь окончательно осуществляется. Речь идет о непосредственном изображении той или иной стороны социальной действительности, которая сейчас оказывается в центре произведения. Вокруг избранной проблемы отныне группируется и действие романа, и самый сюжет в своем движении примыкает к этой проблеме более непосредственно, чем раньше. Так обстоит дело с тремя большими социальными романами Диккенса, следующими друг за другом: с "Холодным домом", "Тяжелыми временами" и "Крошкой Доррит".

В связи с этой новой ориентацией целый ряд компонентов диккенсовского романа меняет свой характер и свою функцию. Прежде всего действие романа становится концентрированнее, определеннее, Мы не найдем в нем былой растянутости, расплывчатости изложения, обилия мелких привходящих эпизодов и второстепенных персонажей.

Композиция романа также меняется. Если в прежних романах действие было вытянуто в длину, располагаясь в известной временной последовательности (по методу нанизывания "авантюр"), то сейчас разрешение той или иной проблемы требует ряда параллельно протекающих во времени действий, стремящихся с разных сторон к единой сюжетной развязке. Действительность берется автором как бы в поперечном разрезе, причем различные ее пласты, взаимодействуя друг с другом, попеременно вытесняют друг друга из поля зрения читателя. Картина мира в этих романах Диккенса таким образом становится сложнее, самое действие запутаннее, а развязка касается не одной какой-нибудь "семейной" истории, а сразу многих людей, многих событий, многих сюжетных линий. В то же время характер персонажей приобретает большую символичность, иной раз даже аллегоричность (как в "Крошке Доррит"), подчиняясь задаче обрисовки социальной функции того или иного персонажа в общей картине общественной жизни.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://charles-dickens.ru/ "Charles-Dickens.ru: Чарльз Диккенс"