[ Чарльз Диккенс ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава LVI. Мистер Пиквик и Сэмюел Уэллер ведут серьезную беседу, в которой участвует родитель последнего. Неожиданно является старый джентльмен в костюме табачного цвета

Мистер Пиквик сидел в одиночестве, размышляя о разнообразных предметах и, между прочим, о том, как ему обеспечить молодую чету, чье неопределенное положение внушало ему жалость и вызывало беспокойство, как вдруг в комнату вошла легкой походкой Мэри и, приблизившись к столу, быстро проговорила:

- Простите, cэр, Сэмюел ждет внизу и спрашивает, может ли его отец повидаться с вами.

- Разумеется,- отвечал мистер Пиквик.

- Благодарю вас, сэр,- сказала Мэри, скользнув к двери.

- Сэм давно ждет? - осведомился мистер Пиквик.

- О нет, сэр! - с живостью отвечала Мэри.- Он только что вернулся. Он говорит, что больше не будет проситься у вас в отпуск.

Быть может, Мэри поняла, что эту последнюю новость она сообщила более выразительно, чем было необходимо, или, может быть, она заметила добродушную улыбку, с какой взглянул на нее мистер Пиквик, когда она умолкла. Как бы то ни было, она опустила голову и начала рассматривать уголок своего нарядного передника с таким вниманием, какое, казалось, ничем не было вызвано.

- Передайте им, чтобы они сейчас же шли сюда,- распорядился мистер Пиквик.

Мэри с явным облегчением побежала исполнять приказание.

Мистер Пиквик два раза прошелся по комнате, потирая подбородок левой рукой и, по-видимому, о чем-то размышляя.

- Ну, что ж,- сказал, наконец, мистер Пиквик кротким, но меланхолическим тоном,- это наилучший способ вознаградить его за преданность и любовь... Бог с ним, пусть так и будет. Такова участь одинокого старика: люди, его окружающие, находят новых людей, милых их сердцу, и покидают его. Я не имею права надеяться, что моя судьба будет иной. Да, да,- добавил мистер Пиквик, повеселев,- это было бы эгоистически и неблагородно. Я должен почитать себя счастливым, что имею возможность позаботиться о нем. И я счастлив. Конечно, счастлив.

Мистер Пиквик был так поглощен этими мыслями, что стук в дверь повторился раза три-четыре, прежде чем он его услышал. Поспешно усевшись и вновь обретя свой обычный благодушный вид, он дал разрешение войти, и в комнату вошел Сэм Уэллер в сопровождении отца.

- Рад вас видеть, Сэм,- сказал мистер Пиквик.- Как поживаете, мистер Уэллер?

Здоровехонек, благодарю вас, сэр,- ответил вдовец.- Надеюсь, и вы в добром здоровье, сэр?

- Да, благодарю вас,- отозвался мистер Пиквик.

- Я хотел маленько потолковать с вами, сэр, если вы можете мне уделить минут пять, сэр,- сказал мистер Уэллер.

- Конечно,- ответил мистер Пиквик.- Сэм, подайте стул отцу.

- Спасибо, Сэмивел, я уже раздобыл себе,- сказал мистер Уэллер, придвигая стул.- На редкость прекрасная погода, сэр,- добавил старый джентльмен, усаживаясь и кладя шляпу на пол.

- Действительно, превосходная,- подтвердил мистер Пиквик.- Как раз по сезону.

- Самая сезонистая погода, сэр,- подхватил мистер Уэллер.

Тут у старого джентльмена начался жестокий приступ кашля, по окончании коего он кивнул головой, подмигнул и стал проделывать целый ряд умоляющих и угрожающих жестов, которые Сэм Уэллер упорно старался не замечать.

Мистер Пиквик, заметив некоторое замешательство, обнаруженное старым джентльменом, разрезал лист лежавшей перед ним книги и терпеливо ждал, когда мистер Уэллер заговорит о цели своего посещения.

- Я никогда не видывал такого противного сына, как ты, Сэмивел,- сказал мистер Уэллер, с негодованием взирая на Сэма.- Отроду не видывал.

- Что он сделал, мистер Уэллер? - полюбопытствовал мистер Пиквик.

- Не хочет начать, сэр,- отвечал мистер Уэллер.- Он знает, что я не мастер объясняться по таким особенным делам, и, однако, стоит и глазеет на меня, как я тут сижу, отнимаю ваше драгоценное время и из себя делаю регулярное зрелище. Нет чтобы помочь мне хоть одним словечком! Это не сыновнее поведение, Сэмивел,- добавил мистер Уэллер, вытирая лоб,- совсем даже не сыновнее.

- Вы сказали, что говорить будете вы,- возразил Сэм.- Откуда же мне знать, что вы сплоховали в самом начале?

- Ты должен был видеть, что я не могу сняться с места,- перебил отец.- Я сбился с дороги и наткнулся на забор, и всякие неприятности со мной происходят, а ты даже не хочешь протянуть мне руку помощи. Мне стыдно за тебя, Сэмивел.

- Дело в том, сэр,- начал Сэм, слегка поклонившись,- что родитель получил деньги...

- Очень хорошо, Сэмивел, очень хорошо!- одобрил мистер Уэллер, кивая с довольным видом.- Я не хотел тебя бранить, Сэмми. Очень хорошо. С этого и нужно начинать. Прямо к делу. Прекрасно, Сэмивел!

В знак полного своего удовлетворения мистер Уэллер кивнул несчетное число раз и в позе внимательного слушателя ждал, чтобы Сэм продолжал речь.

- Присядьте-ка, Сэм,- сказал мистер Пиквик, убедившись, что визит протянется дольше, чем он предполагал.

Сэм снова поклонился и сел. Поймав на себе взгляд отца, он продолжал:

- Родитель, сэр, получил пятьсот тридцать фунтов.

- В пониженных консолях,- вполголоса присовокупил мистер Уэллер-старший.

- Не все ли равно - в пониженных консолях или как-нибудь иначе? - возразил Сэм.- Получено пятьсот тридцать фунтов, да?

- Правильно, Сэмивел, - подтвердил мистер Уэллер.

- К этой сумме он прибавил то, что получил за дом и торговое дело...

- Арендные права, фирма, инвентарь, обстановка,- вставил мистер Уэллер.

- И всего получилось тысяча сто восемьдесят фунтов,- продолжал Сэм.

- Вот как! - сказал мистер Пиквик.- Я очень рад. Поздравляю вас, мистер Уэллер, с такой удачей.

- Подождите минутку, сэр,- возразил мистер Уэллер, умоляюще поднимая руку.- Продолжай, Сэмивел.

- Эти-вот самые деньги,- нерешительно заговорил Сэм,- он хочет положить в какое-нибудь надежное место, и я тоже этого хочу, потому что, останься они у него, он их будет раздавать взаймы, или поместит капитал в лошадей, или потеряет бумажник,- словом, что-нибудь выкинет.

- Очень хорошо, Сэмивел,- одобрительно заметил мистер Уэллер, словно Сэм воспевал его осторожность и предусмотрительность.- Очень хорошо.

- И по этим самым причинам,- продолжал Сэм, нервически теребя поля своей шляпы,- по этим самым причинам он и взял сегодня все деньги и пришел сюда вместе со мной, чтобы сказать, или нет, предложить, или, иначе говоря...

- Сказать, что деньги эти мне ни к чему! - нетерпеливо перебил мистер Уэллер.- Я регулярно езжу с каретой, и мне негде их прятать, и, стало быть, придется платить кондуктору, чтобы он о них позаботился, или положить в одну из сумок на стенке кареты, а это будет соблазн для внутренних пассажиров. Если вы их припрячете для меня, сэр, я вам буду премного благодарен. Может быть,- добавил мистер Уэллер, наклонясь к мистеру Пиквику и шепча ему на ухо,- может быть, они вам понадобятся на расходы по этому-вот присуждению. А я вам одно скажу: держите их у себя, пока я за ними не приду!

С этими словами мистер Уэллер сунул бумажник в руки мистеру Пиквику, схватил шляпу и выбежал из комнаты с проворством, удивительным для такого тучного субъекта.

- Остановите его, Сэм!-с беспокойством воскликнул мистер Пиквик.- Догоните его, сейчас же приведите назад! Мистер Уэллер, постойте, вернитесь!

Сэм понял, что приказание хозяина должно быть исполнено. Схватив за рукав отца, спускавшегося по лестнице, он потащил его назад.

- Мой добрый друг,- сказал мистер Пиквик, беря за руку старика,- ваше доверие трогает меня, но я очень смущен.

- Не о чем беспокоиться, сэр,- упрямо отвечал мистер Уэллер.

- Уверяю вас, мой добрый друг, денег у меня больше, чем мне нужно, гораздо больше, чем успеет истратить человек моих лет.

- Никто не знает, сколько он может истратить, если сначала не попробует,- заметил мистер Уэллер.

- Быть может, вы правы,- отвечал мистер Пиквик,- но так как у меня нет желания проделывать такие опыты, то вряд ли мне грозит нищета. Очень прошу вас, мистер Уэллер, возьмите эти деньги.

- Очень хорошо!- мрачно сказал мистер Уэллер.- Сэмми, запомни мои слова: я выкину какую-нибудь отчаянную штуку с этими-вот деньгами - отчаянную!

- Лучше не надо,- отозвался Сэм.

Мистер Уэллер призадумался, а затем, решительно застегнув сюртук, объявил:

- Я буду держать заставу.

- Что такое? - вскричал Сэм.

- Заставу! - повторил мистер Уэллер сквозь стиснутые зубы.- Буду держать заставу. Можешь попрощаться с отцом, Сэмивел. Остаток своих дней я посвящу заставе.

Эта угроза была столь ужасна, а мистер Уэллер, по- видимому твердо решивший привести ее в исполнение, был так глубоко задет отказом мистера Пиквика, что сей джентльмен после недолгих размышлений сказал ему:

- Хорошо, мистер Уэллер, я оставлю у себя деньги. Надеюсь, мне удастся пристроить их значительно лучше, чем это сделали бы вы.

- Совершенно верно, сущая правда! - просияв, воскликнул мистер Уэллер.- Конечно, вы их пристроите, сэр.

- Не будем больше говорить об этом,- сказал мистер Пиквик, запирая бумажник в письменный стол.- Я вам глубоко признателен, мой добрый друг. Присаживайтесь. Я хочу с вами посоветоваться.

Тихий смех, вызванный блестящим успехом визита и не только исказивший физиономию мастера Уэллера, но и сотрясавший его туловище, руки и ноги, пока мистер Пиквик прятал бумажник, мгновенно уступил место величавой серьезности, когда он услышал эти слова.

- Сэм, пожалуйста, выйдите на несколько минут,- сказал мистер Пиквик.

Сэм немедленно удалился.

Мистер Уэллер принял необычайно глубокомысленный вид и был весьма изумлен, когда мистер Пиквик начал речь такими словами:

- Вы, кажется, не сторонник брака, мистер Уэллер?

Мистер Уэллер покачал головой. Он не мог выговорить ни слова: смутная догадка, что какой-то коварной вдове удалось завладеть мистером Пиквиком, сковала ему язык.

- Может быть, вы случайно заметили молодую девушку там, внизу, когда пришли сюда вместе с вашим сыном? - осведомился мистер Пиквик.

- Да. Я заметил молодую девушку,- лаконически ответил мистер Уэллер.

- Какого вы о ней мнения? Скажите откровенно, мистер Уэллер, какого вы о ней мнения?

- Мне она показалась пухленькой, и фигура аккуратная,- критическим тоном сообщил мистер Уэллер.

- Совершенно верно,- сказал мистер Пиквик.- Совершенно верно. А что вы скажете о ее манерах?

- Очень приятные,- отвечал мистер Уэллер.- Очень приятные и соответственные.

Точный смысл, вложенный мистером Уэллером в это последнее прилагательное, остался невыясненным, но, судя по тону, оно выражало благоприятный отзыв, и мистер Пиквик был вполне удовлетворен, словно получил исчерпывающий ответ.

- Я принимаю в ней большое участие, мистер Уэллер,- сказал мистер Пиквик.

Мистер Уэллер кашлянул.

- Я хочу сказать, что принимаю участие в ее судьбе,- продолжал мистер Пиквик.- Мне хочется, чтобы она была счастлива и обеспечена, понимаете?

- Прекрасно понимаю,- отвечал мистер Уэллер, решительно ничего не понимавший.

- Эта молодая особа,- сказал мистер Пиквик,- привязана к вашему сыну.

- К Сэмивелу Веллеру! - вскрикнул родитель.

- Да,- подтвердил Пиквик,

- Это натурально,- подумав, промолвил мистер Уэллер,- натурально, но небезопасно. Пусть Сэм остерегается.

- Что вы хотите этим сказать? - спросил мистер Пиквик.

- Пусть остерегается, как бы чего-нибудь ей не сболтнуть,- пояснил мистер Уэллер.- Как-нибудь в простоте душевной скажет словечко, а потом, чего доброго, пожалуйте в суд за то, что нарушил брачное обещание. От них не убережешься, мистер Пиквик, если уж они имеют на вас виды. И не угадаешь, что у них на уме, а пока сидишь да раздумываешь - они тебя и сцапают. Я и сам женился в первый раз, сэр, и от этой самой уловки произошел Сэм.

- Вы не очень-то поощряете меня закончить то, что я начал говорить,- заметил мистер Пиквик,- но лучше уж сказать все сразу. Не только этой молодой особе нравится ваш сын, но и вашему сыну она нравится, мистер Уэллер.

- Однако! - воскликнул мистер Уэллер.- Вот это приятная новость для родительских ушей!

- Мне приходилось наблюдать за ними,- продолжал мистер Пиквик, не отвечая на последнее замечание мистера Уэллера,- и я в этом совершенно уверен. Допустим, что я помог бы им устроиться, если они поженятся, помог бы заняться каким-нибудь делом, которое дало бы им возможность жить безбедно,- что бы вы на это сказали, мистер Уэллер?

Сначала мистер Уэллер принял с кислой миной такое предложение, связанное с женитьбой человека, в чьей судьбе он был заинтересован, но когда мистер Пиквик стал его убеждать и особенно подчеркивал тот факт, что Мэри не вдова, он начал понемножку сдаваться. Мистер Пиквик имел на него большое влияние, а наружность Мэри ему очень понравилась: по правде говоря, он уже успел подмигнуть ей несколько раз отнюдь не по-отцовски. Наконец, он объявил, что не ему противиться желаниям мистера Пиквика и он будет счастлив последовать его совету, после чего мистер Пиквик с удовольствием поймал его на слове и призвал Сэма.

- Сэм! - откашлявшись, сказал мистер Пиквик.- Мы с вашим отцом беседовали о вас.

- О тебе, Сэмивел,- подтвердил мистер Уэллер покровительственным и внушительным тоном.

- Я не слепой, Сэм, я давно уже заметил, что вы питаете более чем дружеские чувства к горничной миссис Уинкль,- продолжал мистер Пиквик.

- Ты слышишь, Сэмивел? - осведомился мистер Уэллер тем же поучительным тоном.

- Надеюсь, сэр,- сказал Сэм, обращаясь к своему хозяину,- надеюсь, сэр, ничего предосудительного нет в том, что молодой человек обращает внимание на молодую женщину, бесспорно хорошенькую и примерного поведения.

- Разумеется,- отвечал мистер Пиквик.

- Ясное дело,- согласился мистер Уэллер ласково, но с важностью.

- Я не только не вижу ничего предосудительного в таком поведении, которое считаю вполне естественным,- продолжал мистер Пиквик,- но я бы хотел вам помочь и пойти навстречу вашим желаниям. Вот потому-то я и имел разговор с вашим отцом и, убедившись, что он разделяет мое мнение...

- Раз эта особа не вдова,- вставил мистер Уэллер в виде пояснения.

- Раз эта особа не вдова,- с улыбкой повторил мистер Пиквик,- я хочу освободить вас от тех обязанностей, которые в настоящее время вас связывают, и доказать вам свою благодарность за вашу преданность и многие прекрасные качества. Я хочу помочь вам жениться немедленно на этой девушке и обеспечу заработок, достаточный для вас и вашей семьи. Я буду горд, Сэм,- добавил мистер Пиквик, сначала говоривший дрожащим голосом, но постепенно овладевший собой,- горд и счастлив, если помогу вам устроиться в жизни.

На несколько мгновений воцарилось глубокое молчание, потом Сэм сказал тихо и хриплым голосом, но тем нс менее очень твердо:

- Я вам премного благодарен, сэр, за вашу доброту, она как раз в вашей натуре, но этому не бывать.

- Не бывать?! - воскликнул изумленный мистер Пиквик.

- Сэмивел! - степенно произнес мистер Уэллер.

- Я говорю, что этому не бывать,- повысив голос, повторил Сэм.- А как вы без меня обойдетесь, сэр?

- Мой друг,- отвечал мистер Пиквик,- перемены, происшедшие в жизни моих друзей, отразятся также и на моей жизни. Вдобавок я старею и нуждаюсь в отдыхе и покое. Мои скитания кончились, Сэм.

- Как знать, сэр! - возразил Сэм.- Сейчас вы думаете так, а вдруг ваши желания изменятся, и это очень возможно, потому что у вас душа двадцатипятилетнего. Как вы тогда обойдетесь без меня? Этому не бывать, сэр.

- Очень хорошо, Сэмивел, в твоих словах много истины,- поощрительно заметил мистер Уэллер.

- Я принял такое решение после долгих размышлений, Сэм, и, конечно, не изменю его,- покачав головой, сказал мистер Пиквик.- Для меня настали новые времена. Конец скитаниям!

- Прекрасно, сэр,- отвечал Сэм,- но по этой-то причине вы и должны держать при себе человека, который вас понимает и позаботится о ваших удобствах. Если вам нужен парень более вылощенный, чем я, ладно, берите его, но за жалованье или без жалованья, с предупреждением об увольнении или без предупреждения, со столом или без стола, с квартирой или без квартиры, а Сэм Уэллер, которого вы подобрали в старой гостинице в Боро, от вас не отойдет, что бы ни случилось. И пусть кто хочет старается, все равно никто этому помешать не может!

По окончании этой декларации, которую Сэм произнес с большим чувством, старший мистер Уэллер встал и, забыв о времени, месте и приличиях, замахал шляпой над головой и оглушительно крикнул три раза "ура".

- Мой друг! - сказал мистер Пиквик, когда мистер Уэллер снова сел, слегка сконфуженный собственным Энтузиазмом.- Вы должны подумать и о молодой женщине.

- Я думаю о молодой женщине, сэр,- отвечал Сэм.- Я подумал о молодой женщине. Я с ней поговорил. Я ей объяснил свою ситивацию. Она готова ждать, пока все не наладится, и мне кажется, она так и сделает. А если нет, то, стало быть, она не та женщина, за какую я ее принимаю, и я готов от нее отказаться. Вы меня не первый день знаете, сэр. Я принял решение, и ничто не может его изменить.

Кто бы стал возражать против такого заявления? Во всяком случае не мистер Пиквик. В этот момент он чувствовал такую гордость и испытывал такую радость при виде бескорыстной привязанности своих скромных друзей, какой не пробудили бы в его сердце десятки тысяч заверений в дружбе самых великих людей.

Пока в комнате мистера Пиквика шла такая беседа, в гостиницу явился маленький старый джентльмен в костюме табачного цвета, сопровождаемый носильщиком с небольшим чемоданом. Условившись относительно ночлега, он осведомился у лакея, здесь ли остановилась некая Миссис Уинкль, на что лакей отвечал, разумеется, утвердительно.

- Она сейчас одна? - спросил старый джентльмен.

- Кажется, одна, сэр,- ответил лакей.- Я могу позвать ее горничную, сэр, если вы...

- Нет, она мне не нужна,- быстро перебил старый джентльмен.- Проводите меня в комнату леди без доклада.

- Как же так, сэр? - переспросил лакей.

- Вы оглохли? - спросил маленький старый джентльмен.

- Нет, сэр.

- Ну, так слушайте. Сейчас вы меня хорошо слышите?

- Да, сэр.

- Прекрасно. Проводите меня в комнату миссис Уинкль без доклада.

Давая такое распоряжение, старый джентльмен сунул в руку лакея пять шиллингов и пристально посмотрел на него.

- Право, сэр,- начал лакей,- я не знаю, сэр, можно ли...

- А, понимаю, вы согласны,- перебил маленький старый джентльмен.- Ну, так сделайте это сейчас же. Незачем терять время.

Джентльмен держал себя столь уверенно и спокойно, что лакей сунул пять шиллингов в карман и повел его наверх, не проронив ни слова.

- Вот эта комната? - спросил джентльмен.- Можете идти.

Лакей повиновался, недоумевая, кто бы мог быть этот джентльмен и что ему нужно. Старый джентльмен выждал, пока он не скрылся из виду, а затем постучал.

- Войдите,- сказала Арабелла.

- Гм... голос во всяком случае приятный,- пробормотал старый джентльмен,- а впрочем, это ничего не значит.

С этими словами он открыл дверь и вошел. При виде незнакомца Арабелла, сидевшая за рукодельем, встала и слегка смутилась, но в этом смущении была грация.

- Пожалуйста, не вставайте, сударыня,- сказал неизвестный, войдя и прикрыв за собой дверь.- Если не ошибаюсь, миссис Уинкль?

Арабелла наклонила голову.

- Миссис Натэниел Уинкль, которая вышла замуж за сына старика из Бирмингема? - продолжал незнакомец, с явным любопытством разглядывая Арабеллу.

Арабелла снова наклонила голову и с беспокойством огляделась, словно раздумывая, не позвать ли на помощь.

- Вы, кажется, удивлены, сударыня,- заметил старый джентльмен.

- Да, признаюсь,- отвечала Арабелла, недоумевая еще больше.

- Если вы разрешите, сударыня, я сяду,- сказал незнакомец.

Он уселся и, достав из кармана футляр, не спеша извлек из него очки, которые водрузил на нос.

- Вы меня не знаете, сударыня? - спросил он, так пристально глядя на Арабеллу, что та начала волноваться.

- Не знаю, сэр,- робко отозвалась она.

- Ну, конечно,- сказал джентльмен, обхватив руками левую ногу.- Откуда вам меня знать? Но моя фамилия вам известна, сударыня.

- Неужели? - промолвила Арабелла и задрожала, сама не зная почему.- Может быть, вы ее назовете?

- Успеется, успеется,- отвечал незнакомец, не сводя глаз с ее лица.- Вы недавно вышли замуж, сударыня?

- Да, недавно,- чуть слышно сказала Арабелла, откладывая рукоделье и начиная все сильнее волноваться от одной мысли, которая уже мелькнула у нее раньше, а сейчас снова пришла ей в голову.

- Вышли замуж, не объяснив своему мужу, что следовало бы сначала посоветоваться с его отцом, от которого он, кажется, зависит?

Арабелла прижала носовой платок к глазам.

- Вышли замуж, даже не попытавшись как-нибудь стороной узнать, каково отношение старика к этому вопросу, которым он, само собой разумеется, должен интересоваться? - настаивал незнакомец.

- Я этого не отрицаю, сэр,- сказала Арабелла.

- Вышли замуж, не имея своего собственного приличного состояния, чтобы оказывать мужу поддержку, взамен тех мирских благ, которые, как вам известно, были бы ему предоставлены, если бы он женился, считаясь с волей отца? - продолжал старый джентльмен.- Мальчики и девочки называют это бескорыстной любовью, пока не обзаведутся своими собственными мальчиками и девочками, а тогда они совсем иначе и более трезво смотрят на Это дело.

Арабелла залилась слезами и сказала в свое оправдание, что она молода и неопытна, что только любовь побудила ее совершить этот шаг и что она чуть ли не с самого детства была лишена родительских советов и руководства.

- Это плохо,- заявил старый джентльмен более мягким тоном,- очень плохо. Глупо, романтически и легкомысленно.

- Это я виновата, я одна, сэр! - плача, отозвалась бедная Арабелла.

- Вздор! - сказал старый джентльмен.- Полагаю, вы не виноваты в том, что он в вас влюбился. А впрочем,- добавил он, лукаво посмотрев на Арабеллу,- вы и в самом деле виноваты. Как было ему не влюбиться?

Этот маленький комплимент, или странная манера, с какой он был сделан, или изменившееся обращение старого джентльмена, или, наконец, и то, и другое, и третье заставили Арабеллу улыбнуться сквозь слезы.

- Где ваш муж? - резко спросил старый джентльмен, прогнав улыбку, осветившую и его физиономию.

- Я его жду с минуты на минуту, сэр,- отвечала Арабелла.- Я его уговорила пойти погулять. Он не получает никаких известий от отца и очень удручен.

- Удручен, вот как! - сказал старый джентльмен.- Поделом ему.

- Боюсь, что он страдает за меня,- добавила Арабелла,- а я, сэр, глубоко страдаю за него. Ведь я на влекла на него это несчастье.

- Не беспокойтесь о нем, моя дорогая,- сказал старый джентльмен.- Поделом ему. Я очень рад, чрезвычайно рад - поскольку это его касается.

Едва эти слова сорвались с уст старого джентльмена, как на лестнице послышались шаги, которые показались знакомыми и ему и Арабелле. Когда мистер Уинкль вошел в комнату, маленький джентльмен побледнел и, пытаясь сделать вид, будто овладел собой, встал.

- Отец! - воскликнул мистер Уинкль, попятившись от изумления.

- Он самый, сэр,- отозвался маленький старый джентльмен.- Ну, сэр, что вы имеете мне сказать?

Мистер Уинкль молчал.

- Надеюсь, вам стыдно самого себя, сэр? - спросил старый джентльмен.

Мистер Уинкль все еще молчал.

- Стыдитесь вы себя, сэр, или не стыдитесь? - осведомился старый джентльмен.

- Нет, сэр,- отвечал мистер Уинкль, беря под руку Арабеллу,- я не стыжусь ни себя, ни своей жены.

- Вот как! - иронически воскликнул старый джентльмен.

- Я очень сожалею, если мой поступок повлиял на вашу любовь ко мне, сэр,- сказал мистер Уинкль,- но должен сказать, что нет оснований стыдиться, если я могу называть эту леди своей женой, а вы - своей дочерью.

- Твою руку, Нат! - воскликнул старый джентльмен изменившимся голосом.- Поцелуйте меня, моя милочка. Что и говорить, вы очаровательная невестка!

Спустя несколько минут мистер Уинкль отправился отыскивать мистера Пиквика и, вернувшись с этим джентльменом, представил его своему отцу, после чего они без устали пожимали друг другу руки в течение пяти минут.

- Мистер Пиквик, я вам глубоко признателен за вашу доброту к моему сыну,- сказал мистер Уинкль с грубоватой прямолинейностью.- Я человек вспыльчивый, а когда мы в последний раз с вами виделись, я был раздражен и застигнут врасплох. Теперь я сам все проверил и больше чем удовлетворен. Нужно приносить еще какие-нибудь извинения, мистер Пиквик?

- Никаких,- отвечал сей джентльмен.- Вы сделали как раз то, чего мне не хватало для полноты моего счастья.

После этого начались новые рукопожатия, затянувшиеся на пять минут и сопровождавшиеся многочисленными комплиментами, каковые, впрочем, отличались тем доселе невиданным преимуществом, что были вполне искренни.

Сэм, исполняя сыновий долг, проводил своего отца до "Прекрасной Дикарки" и, вернувшись оттуда, встретил в переулке жирного парня, которому Эмили Уордль поручила отнести какую-то записку.

- Послушайте,- сказал Джо с непривычной для него болтливостью,- какая хорошенькая девушка Мэри! Я от нее без ума!

Мистер Уэллер не дал никакого словесного ответа, но, ошеломленный такой самонадеянностью жирного парня, воззрился на него, затем взял за шиворот, довел до угла и на прощание угостил его безболезненным, церемонным пинком, после чего, насвистывая, пошел домой.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://charles-dickens.ru/ "Charles-Dickens.ru: Чарльз Диккенс"